fbpx

АННА РОДЖЕРС (США) В ОДНУ РЕКУ НЕ ВОЙТИ ДВАЖДЫ !

АННА РОДЖЕРС (США) В ОДНУ РЕКУ НЕ ВОЙТИ ДВАЖДЫ !

Здравствуйте, Ольга! Как-то случайно попала на страницы Вашего женского журнала и с недавнего времени стала его постоянной читательницей. Была приятно удивлена, сколько писем приходит на адрес Вашего журнала со всего света. И так как мой муж американец, то тема международных браков мне очень интересна и, в конце концов, тоже захотелось поделиться c Вами своей историей, особенно после того, как я прочитала письма тех девушек, которые замужем за американцами, у которых, по тем или иным причинам, что-то не сложилось или не складывается в отношениях с мужьями (или женихами). Я тоже попала в историю, пальцем в небо, когда приехала в Америку по визе невесты первый раз. Возможно, моё письмо вселит немного надежды и оптимизма, так как и среди американцев встречаются замечательные люди. А может кто-то посмотрит на свои проблемы под другим углом и увидит, что не всё так плохо, как казалось ранее.

Первый раз я прилетела в Америку к жениху, которого видела один раз в своей жизни в течение двух часов на вечере-встрече в агентстве. После нашей встречи он сразу же начал оформлять мне визу невесты. Естественно, мы переписывались и по выходным он мне звонил. Я была одержима мыслью поскорее уехать с Украины, да ещё куда? В Америку! А он, устал летать за невестами, и я была в этом списке не первая, как потом выяснилось, и не последняя. На интервью в посольстве мне сообщили, что мой жених уже дважды оформлял визы русским невестам. Ну разве это важно? Без сомнений, проблема была в женщинах. Я – это совсем другая песня.

Но нет. Песня оказалась та же и поняла я это довольно быстро. Переступив порог дома своего жениха, я увидела дворец, который мне обещали: старая мебель, черно-белый телевизор, пыль, копившаяся годами, зашкваренные кастрюли и разнобойная посуда на кухне, запущенный до безобразия задний двор. Поужинать в честь моего приезда мы поехали в местную забегаловку. А немного позже мне пояснили, что выезжать в кафе мы будем иногда, по выходным, а всё остальное время я должна буду готовить завтраки, обеды и ужины. На следующее утро мне устроили экскурсию по городку: провезли по улицам и сводили в супермаркет. По возвращении домой мой жених сказал, что сегодня мы отдыхаем, а за уборку можно взяться и завтра. Он также заявил, что как только мы поженимся, то он поможет подыскать мне работу, чтобы я помогала оплачивать его счета!

В комнате, где находился компьютер, я обнаружила папку с надписью Ukraine и, естественно, не замедлила в неё заглянуть. В ней я обнаружила несколько заполненных анкет с фотографиями девушек и необходимыми документами (свидетельства о рождении, о расторжении брака), которые требуются для получения соответствующей визы. Тут-то я и припомнила своё интервью в американском посольстве и поняла, что проблема совсем не в женщинах.

Вечером я решила поговорить с моим избранником по душам. Сначала он пытался открутиться от разговора, но я настояла. К концу разговора он понял, что и я с ним надолго не останусь. Американец почти плакал, не понимая, что же нам, русским, нужно?! В агентстве его уверяли, что любая пойдет за него, лишь бы уехать в Америку, лишь бы хватало на хлеб и была крыша над головой. Ведь все мы живем чуть ли не в бараках, питаемся чуть ли не с помоек и будем ноги целовать тому, кто над нами сжалится. Я попросила переоформить обратный билет на самое ближайшее число. А те дни, которые оставались до отъезда, потратила на ликбез американца и, кажется, рассеяла туман в его голове. По крайней мере, мне так показалось.

Отдохнув несколько дней после поездки, я вернулась на работу, с которой хватило мозгов не уволиться, а лишь взять отпуск за свой счет. Никто из сотрудников и не догадывался, что я только что вернулась из-за океана. Тема брачных агентств на какое-то время была закрыта. Я с головой ушла в наши суматошные будни, пока в один прекрасный день не встретила мать одноклассницы. Спросив, как дела у Жени, я узнала, что Женька уже год как замужем за американцем и вполне счастлива. Я попросила адрес этого агентства и решила попробовать ещё раз. А вдруг!

Так получилось, что и с Джоном, со своим мужем, я познакомилась традиционно, через брачное агентство. Он приехал встретиться ни с одним десятком женщин, и я об этом прекрасно знала. Лететь через океан ради одной-двух даже мне показалось бы неразумным, учитывая, что люди знакомы только по письмам, а в письмах можно сочинять о себе всё, что угодно. Кто проверит? О существовании друг друга мы ничего и не знали, так как мои фото появились в агентстве уже после того, как он прилетел на Украину. Я была из числа новеньких-свеженьких, и мои фото были доступны только в каталоге в офисе агентства, в Интернете на тот момент их ещё не разместили.

После двух недель постоянных встреч с девушками, перелистывая страницы каталога, он увидел мои фото и попросил организовать встречу. Его поездка подходила к концу, и мы встретились за 2 дня до его отъезда в США. Я взяла на работе несколько дней отгулов и поехала в Киев на встречу с порядочным, серьезным, очень дружелюбным и обаятельным американцем, как мне его описала по телефону менеджер агентства. Я планировала после встречи, в тот же вечер, вернуться домой, поэтому обратные билеты были уже на руках. Мы встретились, вместе поужинали, а потом разговоры-разговоры, пока я не спохватилась и не заторопилась на вокзал. По всему было видно, что я ему приглянулась и он хотел продлить наше свидание. Джон предложил остаться в Киеве ещё на один день с условием, что он оплатит номер в гостинице и купит мне новый обратный билет. Уговаривать меня долго не пришлось, так как он, действительно, обаял меня и расположил к себе своей дружелюбностью и понятливостью.

Весь следующий день мы провели вместе, гуляя по Киеву, общаясь и присматриваясь друг к другу. Мой английский меня не подвел, хотя я предусмотрительно и прихватила с собой из дома словарик, куда время от времени, нет-нет, да заглядывала. Уж слишком серьезные затрагивались темы. Мы заранее обменялись всеми возможными телефонами и адресами. Взаимная симпатия была налицо. Джон проводил меня на вокзал и, прощаясь, пошутил, что хотел бы за брать меня с собой.

Я вернулась на работу, а через несколько дней получила от Джона первое электронное письмо. На тот момент, к моему величайшему сожалению, компьютера дома у меня не было. Поэтому, приходя утром на работу, я первым делом проверяла почту, распечатывала письма Джона, дома их досконально со словарем переводила и таким же образом писала ответы. И я нисколько не преувеличу, если скажу, что мы писали друг другу каждый день, а иногда Джон присылал мне по несколько писем за день. Уже через два месяца нашей переписки мы достаточно знали друг о друге: интересы, привычки, взгляды на жизнь, родители, друзья и т.д. На мой день рождения Джон заказал огромный букет цветов и такой же огромный торт, которые доставили мне в офис, так как день рождения выпал на рабочий день.

После дня рождения, спустя неделю, Джон признался в письме, что страшно за мной скучает и хочет приехать. Понятное дело, что меня одолевали те же чувства. Мы просто прикипели друг к другу за эти несколько месяцев переписки и желание снова встретиться было взаимным. На дворе была холодная противная зима со слякотью и продувающим до костей ветром. Но даже это нас не остановило. И в январе Джон снова пересек океан, но на этот раз ради меня одной. Познакомившись с моими родителями и немного померзнув в городе, осматривая местные достопримечательности, мы пришли к единодушному решению поехать куда-нибудь на несколько дней в теплые края. Я предложила Ялту, Джон был согласен.

В Ялте, прогуливаясь по набережной, Джон признался, что просто сходит по мне с ума, что влюбился, как мальчик, и что все его мысли только обо мне. Потом, как бы подытоживая и в заключение, добавил, что любит меня.

После отъезда Джона закрутилась бумажная волокита с документами и через полгода я получила визу невесты. Теперь я летела к Джону, пересекая океан. Я ЛЕТЕЛА К ДЖОНУ, а сама Америка меня волновала мало. Он встретил меня в аэропорту и чуть не задушил в своих объятиях. А потом, подхватив мои чемоданы (а была бы свободная пара рук, то понес бы и меня), как-то совсем просто сказал: “Ну что, поехали домой!”

Позже он мне признался, что у него было такое ощущение, как будто я уезжала в долгую командировку и, наконец-то, вернулась домой. К дому и всей обстановке я привыкла очень быстро. Всё казалось таким знакомым и естественным, как будто я прожила здесь с Джоном ни один год. Может быть потому, что он мне обо всём и очень подробно писал, присылал свои фотографии в доме, фотографии с друзьями. И когда Джон знакомил меня со своими друзьями-приятелями, то мы чувствовали себя довольно комфортно в компании друг друга, так как и они со мной были заочно знакомы.

Пока Джон пропадал на работе, я хозяйничала по дому. В моем распоряжении были телевизор, телефон, компьютер, Интернет и вся остальная обстановка. Не знаю почему, начиная с первых дней, к чему бы не прикоснулись мои ручки, всё выходило из строя или ломалось. Какое-то сплошное невезение и я, естественно, по этому поводу очень переживала. Заслышав скрип гаражной двери, я выходила встречать Джона с повинной. Сначала сломался принтер. Он просто, вдруг, перестал печатать на полстранице. Потом что-то случилось с жалюзями, они перестали открываться-закрываться. Следующей неприятностью была красивая ваза, в которой стоял букет, подаренный мне Джоном в аэропорту. Я хотела её тщательно помыть после цветов и снова водрузить на законное место, но она выскользнула у меня из рук и появилась огромная трещина.

Я думала, что эти мелкие неприятности никогда не закончатся. А Джон, видя мои страдания-переживания, улыбался и успокаивал меня, что всё это мелочи. А спустя какое-то время, он стал надо мной подшучивать: “И что ты сегодня успела поломать, пока меня не было дома?” И если всё было в порядке, то с удивлением разводил руками.

После свадьбы Джон принялся за моё вождение. Теперь он переживал по поводу того, что я целый день провожу взаперти, дожидаясь его с работы, чтобы куда-то выехать. Ох, и тяжелое же это было время для нас обоих! Но, вспоминая поговорку Суворова – “тяжело в учении, легко в бою”, я со слезами в душе продолжала учиться этому нелегкому искусству вождения. Мы оба сожгли не один десяток нервных клеток, пока у меня что-то начало получатся. Мне трудно было скоординировать свои действия: одновременно смотреть на дорогу и знаки, смотреть по сторонам на рядом едущие машины, включать сигналы поворотов, обращать внимание на светофоры, притормаживая или, наоборот, ускоряясь. А повороты! До сих пор удивляюсь, как я это делала. Если бы не ремни безопасности, то мы оба летали бы по салону автомобиля, как мячики. Я предлагала Джону начать моё обучение с тихих и мирных улочек. Но Джон убедил, что наилучшим способом, если учитывать время и эффективность, научиться водить машину будет – бросить меня в самое пекло, на улицы с оживленным движением.

И пока я не получила свои водительскте права, мне казалось, что это было наихудшее время в моей жизни. Если попытаться выразить мое состояние одним словом, то этим словом будет СТРЕСС. За исключением вождения, других серьезных проблем в наших отношениях не наблюдалось. Мы встречаемся с друзьями Джона, путешествуем по Америке, когда выпадает такая возможность, со временем у меня появились русские подружки, и жизнь стала абсолютно полноценной, как говорится, грех жаловаться.

Родителей Джона уже нет в живых, поэтому отношения невестка-свекровь вообще отсутствуют. А с братьями мужа, которые живут по соседству со своими семьями, нормальные родственные отношения. Я отношу себя к категории людей, которые любят анализировать события и извлекать из всего полезные уроки. По истечении двух лет совместной жизни с Джоном, я ещё раз убедилась в том, что брак – это сотрудничество людей на благо друг друга. Люди сходятся не для того, чтобы усложнять себе и без того не простую жизнь. Как женщины, так и мужчины ищут себе, прежде всего, партнеров по жизни, тех, кому можно доверять и кому можно довериться. Каждый мечтает о счастье. Но никто не преподнесет вам его на блюдечке. Его нужно созидать самим, своими руками и вкладывая душу. И процесс этот длительный. Как добротный дом, построенный на века, так и отношения требуют прочный фундамент – взаимное доверие, понимание, заботу, искренность. И если всё это присутствует, то в успехе предприятия можно не сомневаться.

Многим из-за океана кажется, что в Америке миллионеры живут на улицах через одного. Девушки, пора расстаться с этими иллюзиями. И если вы едете замуж в Америку ради АМЕРИКИ, ради лучшей жизни, то рано или поздно вы будете сильно разочарованы и в Америке, и в американцах. Точно также, как и у нас, простые американцы зарабатывают на жизнь и живут от зарплаты до зарплаты. И этих простых – 80% населения.

Не стремитесь только лишь сменить страну проживания. Смена обстановки не решит всех ваших проблем. Вам придется жить с человеком, у которого будут свои плюсы и, не исключено, свои минусы: привычки, интересы, друзья и т.д. И если на первом плане вы видите человека, а потом уже то, что он имеет, то вам будет проще понять и принять его. А перевоспитывать – дело неблагодарное. Опять же, убедилась на личном опыте, пробовала со своим предыдущем мужем, из наших. Поэтому, один совет всем тем, кто только собирается замуж за иностранца, не важно в какую страну вам придется ехать. ИЩИТЕ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА НЕ НАЙДЕТЕ ЧЕЛОВЕКА, ЗА КОТОРЫМ, ЗАКРЫВ ГЛАЗА, ПОЙДЕТЕ НА КРАЙ СВЕТА БЕЗ КОЛЕБАНИЙ, КОМУ СМОЖЕТЕ ДОВЕРИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ И КТО БУДЕТ ДОВЕРЯТЬ ВАМ АБСОЛЮТНО!
Звучит немного напыщенно, но думаю, что меня поймут.

Жизнь слишком коротка, чтобы размениваться на многих, сходиться на время, а потом расставаться. Зачем создавать себе новые проблемы, если цель каждого – избавиться от имеющихся. “Жизнь прожить – не поле перейти”, как говорится в нашей поговорке.

Желаю всем удачи, мудрости и терпения. Удача любит настойчивых. Не теряйте надежды и не отступайте. Каждый человек заслуживает счастья. А раз каждый, значит и вы.

С наилучшими пожеланиями, Анна Роджерс